Здравствуйте парни будет желание добавляйте песни у кого какие есть Вар.
а то на дружественном сайте люди не могут скачать и послушать Нам нужно сначала Спасибо написать а потом послушать

...........................................................................................................
....................................................................................................
Удивительная динамика вариантов текста, который даже в записанном (т.е. архаически авторитетном по И.М.Дьяконову :) виде ходит в десятках различных версий. В устной же традиции видимо вообще не существует двух одинаковых вариантов, чему виной во многом непонятность текста для большинства исполнителей, смешение фонетически близких выражений, слабая устойчивость рифмы. В данном случае важен факт говорения определённых слов, зачастую мало связанный с выражаемым смыслом. Что-то близкое к фоносемантически обусловленной глоссолалии.

Есть по крайней мере два независимых варианта этого текста, в которых можно заподозрить наличие сквозной и последовательной цельности послания. Остальные обычно представляют собой какую-то вариацию первого (A) и последнего (B), если мы предполагаем возможное слияние текстов. Отрицая подобную гипотезу, можно допустить, что текст B некогда был сознательно создан как сознательная альтернатива тексту А, и уже после началось смешение, что тоже выглядит вполне вероятно.

A var. A B
Канает пёс, на садку ливеруя,
Где ширмачи втыкают налегке.
Он их хотел покрамзать, но менжует:
«Ох, как бы шнифт не вырубили мне!»

Она была крысючка центровая
И слесарилася со скопом скокарей,
А восемь лет законная, блатная,
Никто не мог назвать её своей.

А как то раз на хазе стос метали,
Какой то чёрт с жиганом воевал,
И две лифтерки битыми упали
Фигурой в лоб — и третий туз пропал.

И чёрт попал за бешенные гроши,
Свою Марьяну он сразу заудил.
Играл он клифт, играл он макинтоши,
Фуфло поставил и хиврю заложил.

Идет этап, канает, гад я буду,
А Жучка локши хавает сполна.
И вот клянусь, клянуся, гад я буду,
Ты не уйдешь, парчучка, от меня. Канает мент, насадкой лавируя,
Где ширмачи втыкают вилы налегке.
Он хочет подкрамзать их, но миньжует:
«Ах, как бы шнифт не выставили мне!»

А с ними была Сонька бановая,
Она держала шайку скокарей.
Она была законная блатная,
Никто не мог назвать её своей.

А как-то раз на хате стог сметаны,
Какой-то бес с жиганом воевал,
А две фигуры битыми упали,
Фигурой в лоб — и третий туз пропал...

И чёрт попал за бешенные гроши,
Свою Марьяну он сходу заудил.
Играл он клифт, играл он макинтоши,
Фуфло поставил и хиврю заложил.

Идет этап, канает, черт я буду,
А Жучка локши хавает сполна.
И вот клянусь, клянуся, падла буду,
Ты не уйдешь, парчучка, от меня. Канает мент, по бану лавируя,
Где ширмачи втыкают налегке,
Он хочет повязать их, но миньжует:
«Ах, как бы шнифт не выстеклили мне!»

На трёх банах тусуются хрустьяне,
Не спят менты, не дремлют жиганцы.
Кому до Тулы, кому и до Рязани,
Во все концы разосланы хлопцы!

Но вот удар по тыкве волосатой,
Заезжий штымп замочен на глушняк,
Мы обшмонали лепень полосатый –
В кишенях ветер, а точней – голяк!

Менты оравой кипишнули сходу,
Жиганам вилы – к жучке не ходи!
Линять уж некуда, кругом полно народу;
Процесс, тюрьма – и вышка впереди!

Комментарии:

Пёс - человек, подозреваемый в общении с ворами.
Ливерить - наблюдать, следить за кем-либо (ливеруя - наблюдая).
Ширмач - вор-карманник.
Втыкать - совершать карманные кражи.
Подкрамзать - застать на месте преступления, подловить, застать врасплох.
Менжеваться - бояться, трусить (менжует - боится).
Шнифт - окно, но шнифты - глаза. В данном случае - глаз.
Комментарии:

Садка — остановка общественного транспорта; также — карманная кража во время посадки пассажиров в общественный транспорт. «Давить садку» — воровать при входе в автобус, троллейбус и проч.
Бановая — вокзальная.
Скокарь — квартирный вор.
Фигура — картинка в картах.
Комментарии:

Бан — вокзал. На трёх вокзалах толкутся крестьяне.
Жиганец — уменьшительное от «жиган»: отчаянный уголовник, сорви-голова.

Но вот удар по волосатой голове, —
Заезжий олух убит наповал.
Мы обыскали полосатый пиджак —
В карманах — ветер, а точней — пустота!
Милиционеры толпой сразу подняли тревогу.
Отчаянные уголовники попали в безвыходное положение.

Динамика вполне понятная, но всё равно интересно проследить как «на садку» становится «насадкой», а «стос метали» превращается в «стог сметаны» и всё это исполняется как норма, как даже более сильное выражение. Значение имеют отдельные слова или отдельные фразы, некоторые интонации сохраняются при изменении смысла; однако они спокойно утрачивают и значение, и смысл без ущерба для эмоционального настроя сочинения. Происходит естественное и последовательное возвращение от осмысленности к фонетической игре.

Ни разу ни на что не претендуя, любопытно было бы сравнить озвученный выше вариант исполнения, который вероятно принадлежит Алику Фарберу, с тем, что говорят пел Владимир Высоцкий.